?нтервью Андрея Хлывнюка и Алексея Согомонова журналу Fuzz

Опубликовано Январь 2, 2013 11:07 3 комментария
Фейсбук Твиттер

Бумбокс: «Музыка не меняет общество, музыка меняет каждого человека изнутри»

Завершая свой гастрольный год уставшие, но счастливые украинские музыканты снова навестили Москву. Для тех, кто 21 декабря собрался в клубе «16 тонн» на очень камерном (как его назвал Алексей Согомонов, продюсер группы) концерте, это был лучший конец света!
За час до начала концерта солист группы Бумбокс Андрей Хлывнюк, несмотря на усталость, охотно раздаёт интервью. Корреспондент FUZZ в очереди первая. Параллельно о трудовых буднях, назначении музыки и жизни через интернет рассуждает продюсер группы Алексей Согомонов.

Fuzz: Андрей, для начала – как ваше самочувствие? Всё-таки конец гастрольного тура. Как перенесли год перелётов и постоянной работы?
А.Х. Честно, хреново! Я не боюсь летать, самое тяжелое, вам скажет любой гастролёр, это проблема со сном.
Fuzz: Сколько спали сегодня?
А.Х. Сегодня днём удалось поспать 3 часа, это первый отдых за прошедшие полтора дня.
Fuzz: Вспомним последний концерт в Москве. Часто вас сопровождает Дима Шуров (Pianoбой). Со стороны группы этому музыканту оказывается ощутимая поддержка. Почему именно он?
А.Х. Я просто его фанат. Как композитора и человека. Это новое и уникальное явление в музыке. Редко появляются такие артисты, которых я могу назвать «артисты с корнями». Они появляются и начинают писать качественную музыку. Это авторы, которые пишут что-то близкое всем сразу. Этот музыкант признан не только Бумбоксом. Он признан сотнями и тысячами слушателей, проектом Pianoboy, Esthetic Education, Океаном Ельзи. Он уже сделал яркую карьеру и сделал это быстрее, чем Бумбокс, например.
А.С. Дмитрий Шуров играет с Бумбоксом достаточно редко, уж точно реже, чем хотелось бы нам. Я уверен, что наше сотрудничество, начавшееся с записи песни «Этажи» и приведшее к заключению контракта между Pianoбой и Музыкой для Масс (нашим агентством) будет интересно слушателям. Собственно, в Украине и России я уже вижу волну интереса к Дмитрию. У него очень преданная аудитория true-фэнов, теперь осталось подтянуть «народные массы» – а дальше победная поступь и призы на полках.
Fuzz: Алексей, лично для вас как для продюсера Бумбокс — это коммерческий проект или нечто другое? Для чего вы стали заниматься именно этими ребятами? Что их отличие от других?
А.С. Я в Бумбоксе с того момента, когда Бумбокса еще не было. Я играл с Андреем Хлывнюком в группе Dust Mix, продюсировал группу Графiт, потом родился Бумбокс. Я просто делал и делаю работу и смею надеяться, делаю ее неплохо. Я всегда хотел выступать на сцене, но меня обделили талантом – ни слуха, ни голоса – приходится компенсировать организационной работой. ? если мои друзья, мои компаньоны, будут нуждаться – зачем им такой руководитель? В этом смысле для меня Бумбокс – коммерческий проект. Если говорить об отличиях – чем Slayer отличается от других трэш-групп, чем Джонни Кеш отличается от Хэнка Уильямса, а ?гги Поп от Дэвида Боуи? Они все уникальны. ? Бумбокс для меня уникален. ? Pianoбой. Я люблю эти группы, люблю этих людей. У меня, как и у слушателя, с ними связаны тысячи больших и маленьких историй. Это мое прошлое, настоящее, и, надеюсь, будущее.
Fuzz: Считаете ли вы группы частью российского шоу-бизнеса? ? вообще хотели бы считать? Ваше отношение к музыкальной индустрии сейчас?
А.С. Безусловно, если говорить о присутствии групп в медиа-пространстве. Бумбокс и Pianoбой есть на ТВ, на радио, в ?нтернете. Выходят интервью с группами, какие-то программы. С этой точки зрения – да, мы часть русского шоу-бизнеса. Но мы делаем то, что мы делаем и когда мы снимаем клип на песню «Пiддубний Микола?» мы прекрасно отдаем себе отчет, что ее не будут крутить на русских радиостанциях и на русском тв этот клип вряд ли будет самым востребованным. Но мы все равно делаем то, что считаем нужным. В этом случае мы часть русского шоу-бизнеса? Я бы очень хотел активности от представителей СМ?, ТВ, радиостанций, но большинство ваших коллег по СМ? ограничиваются в лучшем случае перепечаткой пресс-релизов. Так что отношение к музыкальной индустрии у меня сдержанно-скептическое.
Fuzz: Последнее время в России появляется всё больше и больше артистов из Украины. ? все они пользуются огромной популярностью. Многие объясняют это близостью Украины к Европе. А вы как может объяснить?
А.С. Очень просто, если речь идет о женских группах. У нас больше красивых девушек, готовых танцевать под фонограмму в минимуме одежды.
Fuzz: Андрей, в одном из интервью вы сказали, что «Бумбокс» — это музыка для правильных людей. Почему это так, и какие они «правильные люди»?
А.Х. Это я как ляпну, так ляпну. Я не это имел в виду. Я не делю людей на правильных и неправильных. Прежде всего, потому что я сам – неправильный, наверное. Не важно, откуда человек, из Африки, Австралии, Сибири или Китая. Везде полно хороших людей. Это я вам точно скажу. ? я верю, что такие люди есть, и они нас слушают. Я верю в них не потому, что моя жизнь зависит от них как музыканта, я верю в них как человек, который встречал много хороших людей.
Fuzz: С вашей музыкой можно проследить интересную ситуацию. Те каверы, которые делаете вы – получаются отменно и нравятся публике иногда больше оригиналов. Но каверы, которые делают на вас, на взгляд поклонников так и не превзошли ваши исходники. С чем это связано? Как вы относитесь к такому явлению?
А.Х. Вообще, очень сложно делать что-то чужое по-своему. ? я не считаю, что у нас получается лучше оригиналов. ? я не знал ни одного творца, который бы не относился к своему творчеству критично. То, что люди пытаются играть чужие вещи, это, кстати, большое «ура». Люди, прежде всего, переступают свои «не могу». ? я даже расцениваю эту ситуацию как средство общения слушателей и группы. Правда, это такое необработанное общение. Как если бы лепили горшок, но забыли обжечь в итоге. ? у меня даже нет времени беспокоиться об авторских правах или злиться на кого-то. Я редко бываю в интернете, иногда успею просмотреть или прослушать что-то. ?нтернет – это возможность одеть маску, выставить свои плюсы, а минусы оставить себе.
Fuzz: Есть ли у вас любимая песня? ?ли самая сложная, на которую нужно настроиться?
А.Х. Я не могу оценивать своё творчество категорически. Это же очень субъективная получается вещь. Я могу только думать о том, как я передал то, что хотел. Как я это исполнил. Но эмоция всегда недостаточна. Редко получается передать её точно. Наши песни на самом деле очень понятны. ?х сложно не понять. Просто нужно слушать.
Fuzz: Может ли музыка что-то изменить в обществе? В людях?
А.С. Я вырос на трэш-металле и хардкоре. Cлушал Metallica, Dead Kennedys, Гражданскую Оборону. ? для меня самым важным было не то, как ты играешь, а то, что ты пытаешься сказать. ? я до сих пор искренне считаю, что музыка способна изменить человека. Особенно если слушать ее громко (в этом месте можно смеяться).
А.Х. Музыканты неотрывны от общества. Они не могут менять его. Музыка может быть рупором поколения. Но не менять его в целом. Только каждого человека в отдельности, внутри. Она поменяет тех, до кого дойдёт то, что авторы хотели сказать. Я много думал об этом, но пока не нашёл ответа. Когда найду – обязательно скажу вам.
Fuzz: Сегодня должен был случиться конец света. Какие у вас планы на сегодня и на ближайшее будущее? Есть что-то о чём будете жалеть?
А.С. Планы простые – сделать еще одну татуировку, погулять с собакой, навестить родителей. Давайте не обманывать надежд читателей – новые альбомы Бумбокса и Pianoбой, новые клипы, крутые концерты. Жалеть если только о том, что у нас недостаточно средств для того чтобы записать альбом еще лучше, снять клип еще интересней, подписать контракт еще с несколькими группами.
А.Х. Я не думаю о конце света, он у меня наступает каждый день. Особенно у музыкантов. По роду нашей деятельности мы постоянно рискуем. После каждого взлёта и перед каждым падением наступает микро конец света.
Fuzz: Вы счастливый человек? Что для вас самое ценное сейчас в жизни?
А.Х. Конечно счастливый. Самое главное в жизни — это, конечно, родные и близкие. Я часто нахожусь вдали от них. ? на расстоянии всяческая «шушера» отметается, остаётся только главное. Я ценю это.
А.С. Я мечущийся человек. ?ногда мне кажется, что я все делаю правильно и кое-чего достиг. Потом ангел за правым плечом начинает хохотать и я понимаю, что надо продолжать работать. Самое ценное для меня всегда неизменно – уважение друзей и любовь семьи.
беседовала Анна Лашова



3 комментария

Добавить комментарий