?нтервью с Фредериком Бегбедером

Опубликовано Апрель 14, 2003 19:18 Один комментарий
Фейсбук Твиттер

fb.JPG

Перед вами отрывки интервью Сои Лось с Фредериком Бегбедером, автором «99 Франков», «Каникулы в коме», «Рассказы под экстази». Полный вариант в 41 номере ХЗМ’а.

- Насколько ваш роман «Девяносто девять франков» является автобиографическим?

- На все сто процентов. Все, что там описано, взято из жизни. У меня ведь нет никакого воображения…

(Сам Бекбедер десять лет проработал в рекламном бизнесе и на телевидении, а свои способности к отрыву демонстрировал постоянным заливанием водки вовнутрь. Наверное, чтобы зделать нам приятное. Ха.ха.ха. Поклялся пить много и не ходить в Мак’Дональдз. Все умилились и захлопали)

- Думаю, мне понадобилось бы куда больше таланта, чтобы написать «Гарри Поттера». Я просто пишу о том, что вижу.

- Вашего друга Мишеля Уэльбека (автора «Элементарных частиц») называют Фрейдом наших дней. Вы согласны?
(Алюзии моей не понял, но в переводе на славянский язык даже скаламбурил):

- Нет, не согласен. Фрейд брал греческие мифы и накладывал их на гениталии. Уэльбек же просто берет гениталии и кладет их на мифы.

- Первые впечатления об Украине? (Сей гениальный вопрос был задан не мной…)
— Ну какие… Прилетел в три часа. Говорили, будет идти снег. А тут – солнце. Странно. Я подумал, что это — знак. От Бога. Думаю, проведу здесь неплохо время. Все зависит от него (показывает на мужчинку с робкими усиками). Да, с удовольствием бы посмотрел местный андерграунд.

- У вас есть девушка? (Тоже не я).

- Да, конечно, у меня есть невеста. Я вообще очень легко влюбляюсь. Но, видите ли, проблема не в том, как бы влюбиться, а в том, как остаться влюбленным по-дольше. Я и роман об этом написал – он еще не был переведен – «Любовь на три года».

М-да, Уэльбека тоже этот вопрос тревожил. Только его конкретно интересовала возможность без конца заниматься сексом, не старея и не пресыщаясь (чит. те же «Элементарные частицы»).

- Какова, на ваш взгляд, цель современной французской литературы?

- Цель литературы?.. Вау… Во-первых, французская литература очень долго занималась нарциссизмом, наслаждаясь только внутренней своей стороной. Сейчас пришло время выйти на поверхность. ? то, что я пишу (автобиографическая проза), позволяет мне и рассказать о себе – а это ведь интересно – и обрисовать реальность. В ХХ веке существовали две утопии: коммунистическая, которая исчезла в 1989 году, и капиталистическая, в которой мы сейчас живем. Я просто хочу показать мир, где наши решения принимаются за нас в силу каких-то обусловленных правил. В мире исчезнувших утопий главное место занимает писсимизм. Это отображается и у Уэльбека, и у Кресма, и у вашего Пелевина…

- Простите, но Пелевин и Набоков, которых вы постоянно называете «нашими», на самом деле, русские писатели. А можете назвать хотя бы одну украинскую персоналию?

(Францовато улыбается)

- Э… Ну… А разве есть что-нибудь, переведенное на французский? Ага! Ага…



Один комментарий

  • рюха:

    прикольно, это где же наша любимая Соя его выцепила, хотелось бы канеха поподробнее, но и на том спасибо, молодчинка!

Добавить комментарий